Беженка из Мариуполя переехала в Новороссийск и рассказала о последних днях жизни в Украине

0
780

Девушке с семьей удалось по гуманитарному коридору добраться до Бердянска. А оттуда через Крым в Новороссийск.

Анастасия – уроженка Мариуполя. Девушка работала в супермаркете «АТБ» - местная сеть, вроде нашей «Пятерочки» или «Магнита». Муж Насти работал машинистом крана на заводе «Азовсталь». 5-летний сынишка ходил в садик. Свою фамилию девушка называть не стала из соображений безопасности. Но согласилась рассказать про то, что происходило в ее родном городе с 24 февраля до конца марта 2022 года.


Жизнь в Новороссийске

У мужа Анастасии в Новороссийске живет сестра. Она согласилась принять брата и его семью. Сейчас Анастасия и муж оформляют документы, получают гражданство. Ведь без него на работу не устроиться. А сбережения подходят к концу.

- В последний момент мы успели снять деньги с карты, вот на них до сих пор и живем. Еще получили единовременную выплату 10 тысяч рублей. Жизнь здесь дороже, но, как говорит мне сестра мужа, не стоит пытаться сравнивать. Я и не сравниваю. В Новороссийске нам уже неоднократно шли навстречу – например, ребенок прошел медкомиссию без полиса. Сказали, как будет готов, принести. Мы рассчитываем, что уже через неделю начнем ходить в сад, - делится Анастасия.


Что случилось в Мариуполе


24 февраля, в день, когда все началось, мы услышали громкий хлопок. Я написала в садик, что мы не придем. Паники не было, потому что просто не верилось. Хотя некоторые предпосылки были. На Донбассе постоянно что-то происходило, людям там мне жилось спокойно. Хотя, если честно, в ту ситуацию мы сильно не вникали. Но вот, к примеру что коснулось лично меня. Еще до начала спецоперации ввели закон, согласно которому продавцы магазинов должны разговаривать только на украинском языке. Мне было сложно. В школе я учила украинский, но всю жизнь говорила на русском , и другие предметы нам преподавали на русском. Сначала мы соблюдали это правило только при руководстве. Потом начались проверки, вроде «тайных покупателей», которые записывали разговор с продавцом на диктофон. Если человек говорил на русском — выписывали штраф, - рассказывает Анастасия


Собрали документы и были наготове


Когда стало ясно, что что-то происходит, Анастасия собрала документы и детские вещи. Девушка вспоминает, как смеялась над мужем, когда они пошли закупать продукты. Он настоял на том, чтобы сделать запасы. И большую часть зарплаты семья потратила на еду и свечи. Как оказалось, правильно сделали.

- Потому что уже на второй день спецоперации из-за дикого ажиотажа, магазины резко взвинтили цены, - рассказывает Анастасия. - Хлеб стоил 20 гривен, подняли до 100 гривен. Гречка стоила 35 гривен, подорожала до 150 гривен. Соль с 15 гривен взлетела до 80 гривен, - вспоминает Анастасия.


«Отключили свет и воду, пропала связь»


- На второй день после начала спецоперации отключили свет. Еще через пару дней пропала связь. Мы никому не могли дозвониться. У нас заканчивались дрова. Топить было нечем. Пришлось пилить деревья. На пятый день отключили воду. Мы успели набрать ванну, оттуда черпали, грели на дровяной печке, так купались. Потом брали воду с колодца. Иногда воду подвозили. Но ходить за ней было опасно. У тети мужа, которая жила в 9-этажке, рядом с домом поставили украинскую технику. Людям приходилось прятаться в подвалах, - рассказывает Анастасия.


Еду просто брали из магазинов


Анастасия рассказала, что голодать им не приходилось. Украинские военные открывали магазины и супермаркеты, вывозили очень много продуктов. А все что оставалось, разбирали люди.

- Люди для чего-то брали технику. Я не понимаю, зачем, но несли все, что можно было унести – плазмы, чайники, микроволновки. Мы брали только еду и лекарства в аптеках. Все брали, и мы брали. Вряд ли это можно назвать мародерством, учитывая обстоятельства, - рассуждает Анастасия.


«На почте открыли морг. А мины огораживали шинами»


Через неделю семья Анастасии приняла решение уходить к кумовьям. В их районе еще был газ. Идти пришлось пешком.

- Было очень страшно. Мины огораживали шинами и ставили табличку «Осторожно, мина!». В почтовом отделении организовали морг и складывали тела людей туда, - вспоминает Анастасия.


«Спали в одежде на полках для закаток в погребе»


Семья Анастасии успешно добралась до дома кумовьев. Теперь здесь поселилось 5 детей и 8 взрослых.

- Ночевали в погребе, там было безопаснее. Детей клали спать на полки для закаток. Застилали их одеялами, чтобы было хоть чуть-чуть теплее, спали в одежде. Сын умудрились заболеть ветрянкой, температурил. Вслед за ним заболели и все остальные четверо детей, - рассказывает Анастасия.


Решили уехать


У кумовьев семья Анастасии прожила около трех недель. Затем семья Анастасии решила, что все-таки нужно уезжать.

- Моей подруге привезли машину, оставалось найти водителя. Я села за руль, хотя права получила совсем недавно. Выбора не было. Русские военные нас предупредили, что ехать надо только с колонной, так безопаснее. Мы собрались за час. В машине нас ехало семь человек: я, муж, наш сын, моя мама, подруга и ее двое детей. Я водитель не особо опытный, мы постоянно отбивались от колонны. Путь, который мы проделали по гуманитарному коридору до Бердянска, обычно занимает час-полтора. Мы ехали почти девять часов. В колонне было около 2000 машин. Потом мы узнали, что на следующий день одну из колонн расстреляли, - вспоминает Анастасия.


Сейчас Анастасия в Новороссийске.


- Мы очень рады, что живы и здоровы. Остальное неважно, - заключает девушка.


Скопироватьhttps://ngnovoros.ru/p/32980

undefined