Методики Росприроднадзора не позволяют установить истину

0
412
Фото:  

Но данные методики ограничивают возможность установления действительно размера вреда и приводят к абсурдным результатам

Размер экологического вреда в большинстве случаев определяется методиками, утвержденными Минприроды России. Однако данные методики ограничивают возможность установления действительно размера вреда и зачастую приводят к абсурдным результатам.


Закон об охране окружающей среды предусматривает иерархию способов определить размер вреда:


- 1 вариант – исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды с учетом понесенных убытков, в т.ч. упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ.


- 2 вариант – если определить ущерб невозможно, то размер экологического вреда определяется в соответствии с утвержденными методиками.


Странно выглядит сама постановка вопроса. Если ущерб экологии существует, то всегда можно хотя бы приблизительно определить его размер. А если ущерб отсутствует, то за что собственно должен платить нарушитель? Фактически имеет место полное отсутствие какой-либо связи между реальным ущербом и формальными методиками его расчета.


Причем сами методики сформулированы таким образом, что на их основе могут получаться многократно отличающиеся значения размера вреда, к тому же они не оставляют возможности для применения любых других методов. Эти недостатки методик наглядно продемонстрировало последнее громкое судебное разбирательство претензий Росприроднадзора к Каспийскому трубопроводному консорциуму.


27 апреля состоялось судебное заседание, на котором суд за несколько минут присудил КТК штраф в 5,3 млрд рублей.


В профессиональной прессе появились экспертные оценки, в которых критикуется позиция Росприроднадзора и согласившегося с ней суда. В экологическом журнале «Экоспоры», вышла публикация эксперта по экологическому праву и комплаенсу Полины Поздняковой, размышляющей о применяемых методиках при исчислении экологического вреда на примере кейса РПН-КТК.


Законность возмещения экологического вреда обеспечивается, в частности, соблюдением требований закона при проведении экологического контроля и правильным «определением размера вреда как элемента состава деликта (причинения вреда)», – пишет Позднякова.

Уже на третий день после аварии ни на уровне власти, ни журналистов, ни местного населения и даже Гринписа никаких видимых нарушений экологии в районе аварии и на всем протяжении побережья Черного моря обнаружено не было – берега, море и дно на месте аварии не имели никаких следов нефти. Поэтому Росприроднадзор обратился к варианту 2 определения ущерба.


По мнению автора публикации, методика, применяемая РПН, мягко говоря, неточная, «имеет большую погрешность», что «ограничивает средства доказывания» и «сужает право недропользователя на судебную защиту». Иначе говоря, «не обеспечивают справедливое возмещение экологического ущерба».


Компания КТК в официальном пресс-релизе произвела свой расчет вытекшей нефти (50,7 куб. м., впоследствии скорректировав цифру на 69,1 тонну), с чем Росприроднадзор не согласился и направил претензию с требованием о возмещении вреда, определив массу вытекшей нефти в 384 тонны.


Росприроднадзор определил сумму вытекшей нефти при загрузке танкера 7 августа из разницы между показаниями счетчика на берегу и данными загрузки нефти в танкер, не учитывая расстояние между устройством и берегом (5 км), а также точность показаний приборов учета.


Суд встал на сторону Росприроднадзора, взяв за основу два вида расчета – по показаниям измерительных приборов, используемых при производстве погрузочно-разгрузочных операций (384 тонны не поступило на танкер), и по результатам непосредственных замеров в соответствующих емкостях судна (562,2 тонны). В связи с тем, что указанными способами были получены различные результаты, в расчет была включена среднеарифметическая величина, что предусмотрено методикой.


Однако любое из значений, взятое для расчета среднего арифметического, в данном случае имеет большую погрешность. Согласно действующему ГОСТ 8.587-2019, определяющему погрешности измерения нефти, погрешность счетчиков учета потока нефти составляет 0,25%, а погрешность измерения нефти в трюме танкера – 0,60%. Таким образом, погрешность измерения счетчика на берегу составляет 323 тонны, а измерения на танкере – 777 тонн. Использовать данные измерений, меньше размера погрешности, невозможно.


В КТК же подсчитали максимально возможный объем разлива на основании гидравлической модели схемы загрузки танкеров с учетом реальных размеров подводящих трубопроводов и геометрии системы с использованием сертифицированного лицензионного программного обеспечения «Гидросистема» компании НТП «Трубопровод».


Однако суд при принятии решения этого не учел, но отчего-то при расчете вреда руководствовался и даже признал «научным исследованием» информацию, взятую со студенческого сайта, где публикуются студенческие рефераты и публикации. Такие публикации имеют мало отношения к науке, не говоря уже о методической экспертизе.


При этом суд игнорировал данные экспертиз, предоставленные ответчиком, и не счел нужным привлечь независимых экспертов.


Фактически, применяемая Росприроднадзором методика является экогильотиной для российского бизнеса: ты будешь не виноват, объем загрязнения будет незначителен, но штраф тебе смогут назначить такой, что он уничтожит бизнес.

Вывод Полины Поздняковой: вариативность подсчета экологического вреда на основе кейса КТК - это проблема для всей страны, проблема безопасного функционирования экономики и ее защиты от своеволия чиновников. Законодательство не должно иметь в основе карательный подход, как это происходит сейчас, когда бизнес сражается за право вести деятельность, а строиться исходя из баланса частных и публичных интересов.

Источник: КП-Кубань

Скопироватьhttps://ngnovoros.ru/p/32731
Мы в социальных сетях:

undefined