Исторический Новороссийск: как жили проститутки города 150 лет назад (18+)

Исторический Новороссийск: как жили проститутки города 150 лет назад (18+)

НАША продолжает рубрику «Исторический Новороссийск». Редактор сайта ngnovoros.ru Галина Тетерина расскажет о необычных фактах города, интересных местах. Главная изюминка проекта - это личный взгляд на город-герой, его жителей, события и места. Сегодня рассказ о самой древней профессии. Материалы взяты из научной статьи Г.А. Нагаевой.

Официальная профессия

В конце 19 века проституция считалась профессией, с публичных домов брали налоги. В 1843 году были изданы «Правила для содержательниц борделей», где регламентировалось все вплоть до мельчайших деталей: порядок организации и правила работы последних, поведение их обитательниц в общественных местах. Кстати, правила несколько раз переиздавались и дополнялись. 



Населяли дома терпимости в Новороссийске в основном девушки 23-24 лет, ступившие на путь проституции в возрасте 16-18 лет, из крестьян или мещан, мигрантки, русские, православные, неграмотные, незамужние, имеющие существенные материальные затруднения. За свои разовые услуги они получали от 30 коп. до 3 руб. (девице полагалось не более 30% заработанных ею денег). Девушки обслуживали в сутки от 10-15 (в борделях высшей и средней категории) до 50 человек (в дешевых заведениях). На «рынке любви» были 3-4 года, за это время 1-3 раза болели «венерой»; существа сентиментальные и истерические, часто – хронические алкоголички. 

Публичные дома в Новороссийске

В 90-х годах в Новороссийске было два публичных дома. Они принадлежали содержательницам Рейгер и Розалии Михайловне Бабской (Пизнюриковой). Находились дома в центре города на улицах Романовская (ныне ул. Свободы) и Лазаревская. Жители соседних домов неоднократно обращались в Новороссийскую Городскую Управу о переносе домов терпимости «в более глухие улицы» . Под давлением общественности 21 сентября 1898 г. городская Управа постановила перенести их на улицу Павловскую. В 1910 г. подобный вопрос поднимали жители улиц Серебряковской (ныне ул. Советов) и Нефтяной (ныне ул. Леднева). 

Рассада болезней

В это время активно распространяется сифилис. Чтобы с ним бороться, городские власти думали взимать с пароходств деньги на бесплатное лечение команд и пассажиров в городской больнице. С Русского общества пароходства и торговли 200 р. в год, с Азовского и Российского - по 100 р., с пароходов иностранных государств, заходящих в новороссийский порт по 5 руб. единовременно. Однако городская Дума получает отказ от всех российских пароходств и иностранных консульств в оказании финансовой помощи.

Часто, не желая предавать огласки свое заболевание, горожане пользовались услугами народных целителей. Так, в 1904 г. в Новороссийске судили некого народного целителя Дионисия Яковлевича Аврахова. Шарлатан выдавал форменные удостоверения, оплаченные гербовыми марками о том, что пациент здоров.
Многие же проститутки оканчивали жизнь самоубийством, так как не имели средств на лечение сифилиса.

Если вам интересна история, вам сюда https://www.istmira.com/

До 1912 г. осмотр проституток-одиночек производился в комнате, смежной с помещением для арестованных, по улице Лазаревской. Холод, соседство с арестантами делали такой осмотр подчас невыносимым. Затем, содержателем публичного дома, была оборудована амбулатория с 2 кроватями, с арендной платой 600 рублей в год. Тут же изолировались проститутки из дома терпимости в случае заболевания острозаразными болезнями (например, был случай ветряной оспы в доме терпимости). Здесь лечились некоторые проститутки, которым было отказано в приеме в городскую больницу, за неимением мест. 

10-летние жрицы любви

В городе была сильно развита тайная проституция. Проституток пытались привлекать к суду за отказ официально регистрироваться и регулярно освидетельствоваться у врача. Чаще всего их отпускали за «недоказуемости факта», либо арестовывали от 7 до 14 суток. Некоторых же проституток, которым не исполнилось 21 год, по закону регистрировать было нельзя. Однако задерживались 13-летние, а то и 10-летние проститутки. 

В 1861 году министром внутренних дел России были утверждены «Правила публичным женщинам». Правил было 20. Согласно им проститутка обязана была во всей строгости выполнять эти правила, регистрироваться в полицейском управлении того города, где она занималась своим ремеслом. Менять место жительства она имела право только с разрешения полиции. Все публичные женщины после регистрации получали медицинский билет (желтый билет). Женщины обязаны были осматриваться врачом не реже двух раз в неделю. Медицинские билеты, где стояла дата последнего осмотра врача, проститутки предъявляли своим посетителям. При венерическом заболевании, проститутке добровольно явившейся на лечение, оказывалась бесплатная помощь. По воскресеньям и праздничным дням до обедни принимать клиентов запрещалось. В правилах уделялось внимание гигиене женщины. «В содержании себя публичная женщина должна сохранять опрятность, и с этой целью обязывается: как можно чаще омывать холодную водою известные части, в особенности после сообщения с мужчиной, не переходить к другому не омывшись, и если можно, переменять белье; во время месячных очищений отнюдь не заниматься промыслом; каждую неделю ходить два раза в баню; как можно меньше употреблять белил, румян, сильно душистой помады, мази и притираний. Публичная женщина для предохранения себя от заражения обязана осматривать детородные части и покрывающее оные белье у посетителей. Для каждой публичной женщины должна быть особая кровать и необходимое количество белья, как и для нее собственно, так и для ее посетителя». 

Жизнь в публичном доме

В правилах строго регламентировались отношения между содержательницей дома терпимости и проституткой. Содержательница не имела право требовать от женщины более ¾ от ее дохода. Взамен она была обязана предоставить последней комнату, отопление, питание и одежду. Проститутка могла уйти из дома терпимости по желанию. Денежные претензии содержательницы не могли препятствовать этому. Если женщины прожила в публичном доме год и более, то все вещи, полученные ею от содержательницы, переходили в ее собственность. Но на практике все было иначе. Проститутки в домах терпимости эксплуатировались самым безжалостным образом. У них отбирали «желтые билеты» и переводили на полный пансион. В соответствии с договором, им покупалось платье, обувь, обеспечивалось высококалорийное питание, но стоимость этих затрат, вычитаемая из заработка, многократно завышавшаяся, приводила к тому, что девицы вязли в неоплатных долгах перед хозяйкой. Несмотря на то, что с конца 1860-х гг. закон запрещал билетной девице иметь просроченный долг хозяйке свыше 25 руб. серебром, зачастую они (долги) были огромными.

Помимо «желтого билета» проститутка, работающая в публичном доме, имела «Расчетную книжку для женщин вольного обращения с содержательницею публичного дома терпимости». В этой книжке оговаривались условия договора о найме на работу, велся учет заработной платы и учет, как личных вещей проститутки, так и выданных ей хозяйкой дома. Условия договора были таковы: «Я ниже подписавшаяся, поступаю в дом терпимости (фамилия содержательницы) в качестве проститутки с сего числа на жалование по 12 рублей в месяц на следующих условиях: стол, квартира, отопление, освещение и стирка должны быть от содержательницы дома терпимости, кроме получаемого жалования. Если я заболею, и буду лежать в больнице, то за время лежания моего в больнице, жалования мне не полагается, за больницу – же платит содержательница дома терпимости; одежда вся и обувь должны быть мои собственные. Во время жительства в доме терпимости я должна вести себя хорошо, повиноваться и быть трезвой, в противном случае я должна быть подвергнута взысканию по усмотрению полиции, в чем подписываюсь». 

Вербовщики проституток

Ряды проституток пополнялись в основном за счет крестьянок, уехавших из деревни. На железнодорожных станциях их встречали агенты публичных домов, и эти простоватые девушки, смотревшие на мир широко открытыми глазами, становились легкой добычей вербовщиков, которые помогали им устроиться в близлежащих «гостиницах» и обещали хорошую работу. 

Женщин всех возрастов прибывающих в г. Новороссийск в поисках работы по распоряжению местного начальства не пускали на ночлег ни на один постоялый двор. Им можно было селиться в гостиницах, но услугами, которой воспользоваться большинство женщин были не в состоянии. В городе не было женского ночлежного приюта, и женщины вынуждены были ночевать под открытым небом, «под лавками, в старых ящиках и бочках». Некоторых из них подбирали «из сострадания» содержательницы публичных домов, где они сразу же попадали в финансовую зависимость. 

Заняв свою нишу в системе коммерции развратом, проститутка оставалась там не навсегда – в сфере проституции действовали несколько потоков вертикальной социальной мобильности, приводящие от богатства или среднего достатка к бесприютности, голоду, холоду в толпе бродяг. Правда, «мещанская» проституция обнаруживала больше вариабельности, нежели «аристократическая»: часть этих проституток поступала на содержание к людям не особо зажиточным, но состоятельным и в таком положении доживала свой век ; другие становились хозяйками мелких домов терпимости, содержали притоны, т.е. зная подноготную ремесла, пытались воспроизводить его в качестве организаторов. Небольшой процент проституток среднего класса выходил замуж, но в большинстве своем их браки оказывались неудачными в огромной степени по вине самих женщин. После ежегодной «перетарификации» девицы из дешевых «малин» («панельная» проституция) оказывались просто на улице. На этом поток мобильности замирал, поскольку подняться вверх у проституток низшего разбора не было никакой возможности. 

Иногда они становились содержательницами тайных притонов, регистрируясь в качестве владелиц лимонадных. Явление это было таким частым, что побудило полицмейстера г. Новороссийска П.Н. Киреева в 1904 г. обратиться в городскую Думу с ходатайством «чтобы в приказчицы или даже в содержательницы этих лавок не допускались женщины…как лица предосудительного поведения…Выдача же свидетельств на такую должность должно предшествовать собирание сведений о нравственности данного лица». 

Атмосферу этой жизни описал Александр Куприн в повести “Яма”. Пару лет назад был снят сериал по этому произведению. Почитайте или посмотрите фильм. Я была под впечатлением, рекомендую!

  • Ранее НАША писала: «Оказывается, среди г... появился настоящий мужчина!»: кто из новороссиек готов на секс в первый день знакомства.