Конфликты с чиновниками, угрозы жизни и постоянные перевоплощения: журналист из Новороссийска рассказала о своей профессии

Конфликты с чиновниками, угрозы жизни и постоянные перевоплощения: журналист из Новороссийска рассказала о своей профессии

Уже три с половиной года «Наша Газета» ежедневно публикует новости и эксклюзивные материалы для жителей Новороссийска. За это время мы выпустили тысячи новостей и сотни разъяснительных материалов.


Сегодня мы решили взять необычное интервью. Оно отличается тем, что беседовали мы не с чиновниками, не с городскими знаменитостями или звездами, а с журналистом. В качестве героя выступила бывший сотрудник НАШЕЙ Анастасия Скурихина. Сейчас наша коллега работает в PR-сфере, но иногда в качестве хобби берет интервью у приезжих звезд и публикуется на страницах НАШЕЙ.

Какие материалы самые любимые?
- Самые крутые интервью со звездами. Приятные впечатления оставил Тимур Родригез. Он помогал мне, пытался угостить чем-нибудь, и делал все, чтобы я комфортно себя чувствовала. Было ощущение, что я не просто журналист, который к нему напросился на интервью. Он меня встретил по-хозяйски.

Анастасия Скурихина.

Забавный случай произошел с нашим журналистом, когда она пробивалась к Алексею Чумакову. Он выступал в рамках «Морского узла». В первый день горожане увидели на сцене его жену Юлию Ковальчук, которая, кстати, спокойно дала интервью нашему изданию. Пробиться к Алексею было намного сложнее.

- На второй день журналистам запретили ходить за кулисы. Мы прошли туда мимо охраны с каменными лицами, сделали вид, что мы артисты. И нас благополучно пропустили! Алексей Чумаков сидел, окруженный забором и охраной. Мы попытались зайти через вход, однако охрана нам сказала, что нас не пустят. Тогда мы пошли вдоль забора и начали ему кричать «Леша! Леша! Здравствуйте!». - вспоминает журналист.

Когда артист их заметил, он подумал, что девочки его фанатки, поэтому сказал охране пропустить их. После пары совместных фотографий Настя начала доставать из сумки газету, чтобы артист оставил свой автограф, только тогда Алексей Чумаков понял, что перед ним стоят журналисты.

С какими трудностями в работе со звездами ты сталкивалась?

В 2016 году в Абрау-Дюрсо прошел концерт «Ленинграда». Послушать песни в исполнении любимой группы новороссийцы могли абсолютно бесплатно. Для представителей СМИ организовали пресс-тур на целый день, однако артистов журналисты увидели только на концерте.

К сцене нас не подпускали, но мы очень хотели прорваться к артистам и взять интервью. Кстати, сцена с обратной стороны тоже была огорожена. Сначала мы попытались просто пройти с невозмутимыми лицами, но нас остановила охрана. Все наши попытки прорваться к сцене были безрезультатны. Тогда мы решили действовать по-другому. Мы прогулялись вдоль забора и увидели, как двое людей вытаскивали одну часть забора из бетонного блока и проходили внутрь, где стоят палатки. Вокруг были казаки, полицейские, но мы поступили также, а потом закрыли за собой забор.

Анастасия Скурихина.

Когда звезды уже ушли со сцены, девушки решили все-таки взять интервью у «Ленинграда».

- Мы зашли в палатку, где были артисты и охрана. Я уже подошла вплотную к Шнуру и ждала, пока он закончит говорить, после чего планировала задать вопрос и выйти на диалог. Но, к сожалению, охрана меня заметила раньше и вывела из палатки.
Ты нервничаешь в такие моменты?
- В такие моменты я иду ва-банк. Вариантов нет, ты должен это сделать. Просто нужно сделать, а потом уже ориентироваться по обстоятельствам.
Какие самые любимые материалы рубрики «Испытано на себе»?

- Больше всего мне запомнились 2 материала. Первый про то, как я устраивалась на работу проституткой, второй, когда обнимала на улице незнакомых людей. Я стояла с табличкой «обниму бесплатно» и улыбалась всем прохожим. Этот материал получился очень позитивным. Помню, даже после в редакцию приходил мужчина и просил делать еще такие эксперименты, потому что мы подняли ему настроение, - рассказывает Анастасия Скурихина.

Материал про работу девушкой легкого поведения набрал большое количество просмотров, но наверное такие редакционные задания получаешь не каждый день. Страшно было на него отправляться?

По плану наш журналист устраивалась на работу в массажный салон. Она пыталась найти работу проституткой через Интернет, кстати, ей предлагали уехать на заработки в Дубай. Насте готовы были оформлять документы и авиабилеты.

Еще как! Я взяла с собой коллегу, он ждал недалеко от этого заведения, а я ему отписывала сообщения, что со мной все в порядке. Он был не в здании, туда просто так не зайти. Но мне было более-менее спокойно, что где-то рядом есть человек, который знает, где я и что со мной. В салоне я пробыла 2 часа, Все это время общалась с руководителями и девочками.

Анастасия Скурихина.

После того, как скандальный материал вышел, на журналиста обрушился шквал критики. В социальных сетях публиковали ее персональные данные, оскорбления и даже угрозы.

- У меня утро начиналось с ленты «Нашей Газеты», где я удаляла посты от фейков. Мне даже звонили на телефон и несли полнейший бред, даже угрожали. Это продолжалось где-то около месяца. На самом деле, сначала я испугалась, но потом я поняла, что они ничего не сделают. Потому что, если бы они хотели, они, наверное, не в Интернете писали, а приходили бы и говорили мне что-то лично. - Анастасия Скурихина.

Какие самые сложные моменты в работе?
- Сложно, когда умирают дети и тебе нужно разговаривать с их родителями. Был случай, когда я только начинала работать, в больнице в Мысхако умер трехмесячный ребенок. Его забрали органы опеки у родителей. Мне надо было пообщаться с ними, я приезжала к родителям ребенка домой, и они мне показывали распашонки, фотографии, манежик - у них уже все было куплено для ребенка. Второй момент был очень сложный: в Египте в авиакатастрофе разбилась стюардесса из Анапы. Я нашла номер ее родителей, позвонила им. Это было сложно: в такой ситуации нужно и человека поддержать, и быть корректным, чтобы не обидеть, и нужно достать информацию, какие-нибудь интересные детали для читателей. - рассказывает Анастасия Скурихина.
У тебя возникали конфликты с нашими чиновниками?
Когда Игоря Дяченко только назначили мэром, и он только вступил в должность, я договаривалась с пресс-службой администрации на интервью с ним. Но мне отказали, поскольку будет только общая пресс-конференция. Но так как у нас самое крупное СМИ города, самое читаемое, этого было недостаточно. Я хотела личное интервью. С пресс-службой договориться не удалось, но у меня был личный номер телефона мэра. Даже не помню откуда. Я ему позвонила, он меня выслушал и сказал, что встретится со мной, назначил время. Я пришла в этот день, но он не пришел, видимо, были какие-то серьезные дела. Я была недовольна. После я не пыталась договориться о другой встрече.
А с кем еще были конфликтные ситуации?

- Однажды я писала испытано на себе, работала в ППС. Заранее было обговорено, что я приду на день в полицию, буду там работать, ходить с нашими полицейскими и казаками. Мы дежурили на автовокзале в пункте полиции. Написала хороший материал, но там были детали, которые не очень понравились представителям правоохранительных органов. Например, у них висел портрет Высоцкого на стене, а не Президента, собака в управлении бегала. Также им не понравилась фраза «Каждый, кого они задерживают, говорит, что он ФСБшник или полицейский». В пресс-службе решили убрать эту фразу, заголовок и все важные детали, оставить просто материал ни о чем: просто пришла, походила и ушла. Такой материал, естественно, никому не нужен, выпускать мы его не хотели. Я созвонилась с начальником полиции, он сказал, что это нельзя публиковать, мол приказ пришел с края. Я тут же положила трубку и позвонила в краевое управление. Но там никто даже не знал о моем материале. Тогда я им его выслала, и они все согласовали. В итоге пресс-служба городской полиции на меня очень обиделась, но у нас вышел материал именно в том виде, в котором я его написала.

Тебе когда-нибудь угрожали?
Да, был случай, когда я писала материал про молодого человека, который за один день в городе порезал несколько людей, в том числе и свою девушку. Я нашла его «Вконтакте», пообщалась с ним, он дал небольшой комментарий. Кстати, этот материал шел в газету. Я несколько раз согласовывала с ним его прямую речь. Но получилось так, что, когда газету уже отправили в печать, он мне написал, что нужно удалить его комментарий. Я ему объяснила, что это невозможно. Тогда парень начал угрожать, что он убьет себя и свою девушку, а потом он говорил, чтобы я ходила и оглядывалась. Вот в таком роде угрозы были. Через время он затих.

Анастасия Скурихина.

Что опасное было в твоей работе?
- Я ездила в командировку в Крымск. Это был мой первый рабочий день. Там на стройке упал экскаватор и придавил рабочих. Мне дали адрес и сказали «езжай». Когда приехала, оказалось, что место, где это произошло, - закрытая территория. И туда никак не попасть. Но мне сказали, что я могу найти местный отряд «Кубань-спас», которые спасали рабочих. Как оказалось, этот отряд находится за городом на заброшенном заводе. Отправилась туда на такси. Я попросила водителя, чтобы он не уезжал без меня и не оставлял меня тут одну. Вокруг куча собак, лес и завод, где нет людей. Когда я зашла в здание — там толпа полуголых мужчин, ну что жара, лето. Они, конечно, все удивились, когда увидели на своем заброшенном заводе девушку. Но впоследствии меня провели к руководству, дали мне фотографии и комментарий. В этот же день до 3 часов вернулась в редакцию, написала материал в газету, и номер ушел в печать.
Что самое приятное в работе?
Самое приятное — это когда осознаешь, что смог помочь людям. Приятно, когда читатели поздравляют тебя с праздником, даже видеообращения записывают на день рождения. Приятно, когда журналисты других изданий и читатели спрашивают, где мои материалы, и просят написать что-нибудь интересное.

Анастасия Скурихина.

Что ты можешь привести в пример?
- У нас постоянно пропадала девочка. Она уходила из дома с регулярностью раз в полгода. Просто проблемный ребенок. Так вышло, что на третий-четвертый раз ее уже никто не хотел искать. А у меня был личный контакт его отца, как только она пропадала, он звонил мне. Ему, естественно, уже было стыдно, он понимал, что ситуация неприятная. Он говорил, что ему больше не к кому обратиться, никто на него не реагировал, никто не хотел ее искать. И я написала материал, его увидел какой-то парень и заинтересовался историей. В итоге он нашел ее в Москве. Девочку вернули домой. Я понимаю, что если бы материал не вышел, ее никто бы не искал.
Что раздражает в работе?

- Мне не нравится, когда люди считают, что каждый может работать журналистом. Мы пишем про происшествия, а читатели возмущаются, зачем мы пишем такое количество плохих новостей. Говорят, что у нас один негатив. И они не замечают, что позитива в принципе достаточно, все в балансе находится. Но те же самые люди, которые пишут, что не хотят читать негатив, в большинстве своем и заходят на новости про происшествия, про убийства. Потому что это их собственная безопасность, они переживают.