Военкор: «Нам интересно показать, как воюют обычные пацаны...»

Военкор: «Нам интересно показать, как воюют обычные пацаны...»

Ни для кого не секрет, что военный корреспондент – профессия опасная. Особенно, если ты работаешь на Украине, где за год погибло несколько журналистов, операторов и фотографов. Зачем эти люди, рискуя жизнью, лезут под пули, почему, по их мнению, конфликт на Донбассе, это только начало многочисленных войн, и что своими репортажами они хотят донести до украинского народа, читайте в НАШЕМ материале.

«Раньше часть гуманитарки уходила налево»

Стрелка спидометра зеленой «четверки» колышется в районе ста километров. За рулем 30-летний военкор «Фонда помощи «Новороссии» Михаил Андроник, рядом его коллега – 35-летний Андрей Филатов. Парни выступают не только в роли журналистов.

 - Мы ищем подразделения, которые нуждаются больше всего в помощи, едем туда, знакомимся, – рассказывает Михаил. – Если действительно что-то нужно – привозим.

Раньше бывало, что помощь, адресованная бойцам, до них не доходила. Вместо казарм и окопов вещи с сухпайками всплывали на торговых лотках.

«Здесь нет людоедов»

Как правило, параллельно с передачей вещей и еды снимается сюжет.

- Нам интересно показать окопную жизнь, как воюют обычные пацаны,– говорят военкоры. – Мы пытаемся донести до украинцев и россиян, что здесь, на Донбассе, нет людоедов, которые хотят убивать с ненавистью в глазах. Здесь только те, кому противна киевская хунта и майдан.

Однажды, снимая очередной сюжет, Андроник с Филатовым стали свидетелями такой картины.

– У военных была задача выявить снайпера, для этого они подожгли блиндаж противника, – вспоминают ребята. – Вдруг один из украинцев начал его тушить.

Бедолага, махавший ведром, вмиг стал отличной живой мишенью для ополченцев.

– Однако ребята не стали в него стрелять, – продолжают военкоры. –Ведь пока он сам не откроет огонь, никто его не тронет.

Сегодня конечный пункт раздачи гуманитарной помощи – казарма подразделения разведки, так называемых беспилотников.

– Чем больше времени они проведут на линии фронта, тем меньше рисков потерять кого-то из бойцов, – объясняют роль беспилотников военкоры. В комнатах на стене нас встречают портреты Сталина, Путина, Жукова и Кадырова.

Оплченцы превращаются в единую армию

Раздав гуманитарку, военкоры едут снимать учения одного из спецподразделений.

– Мы готовим серию репортажей о том, как ополчение ДНР из разрозненных формирований превращается в единую боеспособную армию, – поясняют корреспонденты.

Ролики в Интернете видят не только жители непризнанных республик, России, но и другая сторона конфликта.

- Еще одна наша цель это донести до украинцев, что силой они здесь ничего не добьются, – продолжают парни. – Только ребят положат и своих, и чужих.

«Война на Украине – это только начало»

Война на Украине длится уже больше года. По мнению Филатова, конфликт на Донбассе это лишь начало долгой серии военных конфликтов.

– Запад на одной Украине не остановится, – говорит военкор. – Сейчас раскачают Армению, там легко перекинуть ситуацию на религиозные рельсы: противостояние христиан и мусульман. Потом возьмутся за Киргизию, и так вдоль границ. Будут пытаться и в России войну разжечь.

Перед глазами Андрея есть наглядный пример – он два года проработал в Сирии.


- О том, что здесь сейчас происходит, мы предупреждали еще тогда, но нам никто не верил, – продолжает Филатов. – Уже в 2012 году мы начали говорить про опасность ИГИЛ, но наш МИД лишь твердил, что ИГИЛ России не угрожает.

Показывать только правду

– В Сирии мне просто фартило по-крупному, - говорит Филатов. – Там и 120-миллиметровый снаряд падал в трех метрах от меня и не взрывался, пробивало стены минами, и все осколки мимо пролетали. Минимум восемь раз попадал под обстрелы снайперов. Один раз пуля, попав в стену, поменяла направление, хотя летела мне в живот, а я в тот момент был без бронежилета.

Больше месяца Андрей провел в больнице. Вскоре военкор вновь вернулся на фронт. Ранение его лишь подзадорило вновь выполнять свою работу.

- Я не фанатею от военных конфликтов, – подводит итог Филатов. – Но если работать, то показывать нужно только правду.